Ёнхак Ким
о жертвенности, смелости и верности
Часть 1
Москва - Владивосток
Пролетев за девять часов из Москвы на восток 6,5 тыс. км над территорией России, вы попадаете в динамично развивающийся город Владивосток
Какой Владивосток?
Новые здания и мосты, вдохновляющие высоты и сильный ветер словно бросают вам вызов и приглашают вас в путешествие по освоению новой жизни.
На ул.Командорская д. 11 вы можете зайти в Государственный архив Приморского края, где вежливые сотрудники предоставят вам документы для работы в читальном зале.
Меня интересует история Методистской церкви в Приморском крае в 1920-х годах. Об этом рассказывает "Тематический перечень документов по истории взаимоотношений власти и церкви на территории Приморского края. 20-90 гг. ХХ в."

Из этих архивных документов, можно многое узнать о деятельности евангельских церквей и об испытаниях, которые выпали на их долю в двадцатом веке. Очевидно одно - также, как пастор Иван и сестра Анна, методисты в Приморском крае в 1920-х годах проявляли смелость, верность и жертвенность в своем служении.

Особенно это можно увидеть на примере пастора Ёнхак Кима.

Его имя я впервые услышал от пастора Чехо Ю, который сегодня несет служение в Приморском крае. Он рассказал мне об этих архивных документах и родственниках пастора Ёнхак Кима, живущих в Сеуле. Пролистывая документы архива, я обнаружил, что эта история имеет личный характер для меня.
В марте 1923 года было документально зафиксировано 37 членов Методистской общины г.Владивостока. А в январе 1925 года - их уже 64 человека.
Имя пастора Ёнхак Кима записано в нижней строчке данного документа.
38 имен членов общины и их адреса проживания записаны в этом документе.
Как когда-то мои предки во второй половине XIX века эмигрировали из Кореи на Дальний Восток России, чтобы иметь возможность прокормить свою семью (в Корее в то время были голодные времена), так и члены Методистской церкви г.Владивостока в 1920-х годах были родом из Кореи. В это время Корея находилась под оккупацией Японии.
В 1920-х – 1930-х годах власти отбирали помещения, запрещали лицам без Российского гражданства собираться на богослужения
В конце 1920-х начале 1930-х годов жизнь методистов, как и других евангельских христиан, становилась труднее.

Власти отбирали помещения, запрещали лицам без Российского гражданства собираться на богослужения и т.д. Многие корецы вынуждены были уехать из России. Но для них уехать из России означало либо вернуться в оккупированную Японией Корею, либо в Китай, где все нужно начинать сначала.

Для тех, кто остался во Владивостоке и продолжал исповедовать свою веру, это было опасное время. Но многие методисты проявили смелость и верность, продолжая собираться на богослужения, воспевать хвалу Господу и служить ближнему.

Уверен, что смелости и верности многие из них научились от своего пастора Ёнхак Кима, подробную историю которого я узнал в Сеуле.
Часть 2
Владивосток - Сеул
Всего за пару часов лёта вы можете преодолеть 800 км из Владивостока и попасть в Сеул.
Церковь в Сеуле
Оказавшись в Южной Корее, вы не поверите, что в 1953 году эта страна была разрушена войной. Сегодня это процветающий край со множеством церквей, почти в каждом квартале Сеула. Вас поразит уровень сервиса, удобство жизни и, конечно, гостеприимство людей.

Спрашивая разных корейцев, «в чем секрет их подъема и процветания?», я нашел две главные причины - это предрассветная молитва и образование. Это является частью жизни каждого христианина в Корее.

Я молюсь о том, чтобы и мы в России и Евразии двигались вперед в этих направлениях, тем более, что образование всегда было приоритетным для нашего общества.


История от пастора Янсоп Цой
В Сеуле я встретился с пастором Янсоп Цой, который изучал жизнь Ёнхак Кима и написал книгу о нем и его служении в Приморском крае.
Когда советские органы стали запрещать исповедовать веру, наша методистская община встала перед выбором - либо покинуть страну, либо попасть в лагеря.

Часть людей уехала в Корею. Но часть общины осталась. У пастора Ёнхак Кима была семья и маленькие дети. Ему говорили: "Уезжай в Корею, чтобы не подвергать опасности себя и свою семью".

Но он твердо сказал: "Пока хоть один методист остается во Владивостоке, я буду продолжать служить здесь, ибо это моя паства".

Он остался. Семья вернулась в Корею. Позже его забрали в лагеря, где он погиб в 1930-х годах, мученик веры методистской церкви. Его жертвенность, смелость и верность будут служить вдохновением для будущих поколений верующих.
Часть 3
Возвращение домой
Возвращаясь домой в Москву, я размышлял о том в какое время Господь предназначил жить нашему поколению.
Из моей головы не выходила одна цитата, которую я прочитал на документе в Государственном архиве Приморского края. Это был бланк на английском языке, принадлежащий Методистской епископальной церкви юга (США), которая развивала миссию в Сибири (в то время, под этим понимали и Дальний Восток).

Внизу этого бланка красным шрифтом была цитата епископа Уолтера Ламбута:
Величайшая миссионерская возможность нашего поколения.
— Епископ Уолтер Ламбут
Дух Святой постоянно напоминает мне эти слова и их актуальность в нашем поколении. Когда нет гонений и нет ограничений свободы вероисповедания, у нас действительно есть величайшая миссионерская возможность.
Продолжая традиции наших братьев и сестер методистов, мы преобразуем будущее и строим Божье царство со смелостью, верностью и жертвенностью, которые явили своей жизнью Иван, Анна и Ёнхак.
Made on
Tilda